Филимонов Василий Савельевич (wsf1917) wrote,
Филимонов Василий Савельевич
wsf1917

Category:

"И засуху победим!" (Сталинский план преобразования природы)-2

Продолжение. Начало здесь.

После 1891 года Докучаев разработал комплексную программу борьбы с засухами. Главной причиной засух и неурожаев было бессистемное с/хэксплуатация чернозёмов, неумеренная распашка степей, вырубка лесов на водоразделах и, как следствие этого, развитие плоскостной и овражной эрозии, понижение уровня грунтовых вод, разрушение комковато-зернистой структуры почвы, ухудшение вводно-воздушных свойств чернозёмов, из – за чего они начинают хуже удерживать атмосферную влагу, а засухе легче её отнимать.

Первоначально Докучаевым предполагалась экспериментальная проверка его метода «лечения ландшафта» на трех участках: Каменной степи, Великоанадольском и Старобельском участках. Эксперимент был согласован и одобрен правительством, получено необходимое финансирование, и Докучаев получил возможность реализации своего проекта. По замыслу Докучаева облесению подлежало 10–20% от общей территории степных участков. Закладывались лесополосы разной ширины от 6 до 200 м. К 1898 году экспериментальные участки были облесены. В 1903 году Докучаев умирает, и вместе с его смертью прекращается реализация его проекта, хотя посаженные им лесополосы продолжают поддерживаться в составе казенных лесничеств.

Идеи Докучаева продолжают жить в обществе, активно поддерживаются советской властью, и в 30-е годы на Каменостепской станции был организован НИИ с/х чернозёмной зоны им.Докучаева, его метод отшлифован и доведён до кондиции.  На землях института агроэкосистемы были не сплошными, а мозаичными, чередовались пашни, лесополосы, пруды, водоисточники и противоэрозионные устройства. Проводилась правильная обработка почв, удобрения вносятся по нормам, без пересыпа и недосыпа, соблюдаются севообороты (это было в новинку - до 30-х годов крестьянин не умел и не хотел хозяйствовать «по науке»). Даже в самые засушливые годы на полях Института выращивали высокие (25-30 ц/га), а, главное, устойчивые урожаи зерновых и других с/х культур.

Примером того, что сочетание природных и агроландшафтов может быть экономически выгодно даже в отдельном хозяйстве, может стать история колхоза «Ленинская Искра» в Ядринском районе Чувашии, имя его председателя Аркадия Павловича Айдака гремело в то время по всей стране.

В начале 60-х годов XX века колхоз был самым отстающим в Чувашии. Жители здешних деревень свыклись с мыслью, что их земли, изрезанные оврагами, не могут давать больших урожаев. Талые и дождевые воды уносили в овраги весь пахотный слой, так что первой задачей молодого председателя было остановить рост оврагов.

Писатель Иван Филоненко приводит одно из выступлений Айдака: «Чтобы прекратить рост оврагов нужны не лесопосадки, не фашинные запруды и даже не дорогие бетонные водосбросы. В первую очередь надо ограничить или вовсе запретить пастьбу скота в оврагах. Примитивно? Просто? Не эффектно?.. Но без этого все, даже очень нужные, меры не принесут пользы, так как лес и ивы будут съедены коровами и овцами, запруды прорвет вешними и дождевыми водами, потому что склоны запруд не успеют зарасти травой, дорогие бетонные водосбросы будут подмываться, а овраги углубляться». И, обращаясь к слушателям, попросил задуматься вот над чем: «Если бы прижились и выросли все те деревья, которые мы высаживаем по полям и селам страны, то края наши давно уже превратились бы в зеленые кущи. Однако куда ни кинь взгляд – голые села на голых буграх у голых речек».

К сожалению, овраги для деревень – и пастбища, и сенокосы. Идя на запретительные меры, Айдаку пришлось засеять часть пашни травами для выпаса и сенокоса. На приовражно-балочных полосах был внедрен и строго соблюдался специальный почвозащитный севооборот, который в предперестроечные времена выдвинул колхоз на лидирующие позиции по производству семян трав.

Об опыте «Ленинской искры» написано было немало (в том числе вышла книга и самого Аркадия Павловича Айдака), так что есть откуда черпать опыт нынешним сельским хозяевам. Ведь во владение многие из них получили как раз те самые «голые бугры», приносящие одни убытки.

Специалисты до сих пор не пришли к единому мнению, какую часть земельных угодий следует оставлять дикой природе – лесу, зверю, птице, насекомым, как не знают и допустимой степени распашки земли. Одни считают, что в естественном состоянии (под рощами, лесополосами, целиной) должно находиться не менее 10–15% территории. Другие полагают, что распаханность не должна превышать 30%, а остальную часть нужно отдать дикой природе. В одном сходятся – важно и экономически выгодно оставлять какую-то часть ландшафта в естественном состоянии: для обогащения жизни, биологического благоустройства сельскохозяйственных угодий, для мобилизации сил самой природы на «самообслуживание». В леса, в поросшие травой и кустарниками овраги и балки придет всякая живность, способная так очистить поля от вредителей, что и ядохимикаты будут не нужны.

http://www.forest.ru/rus/bulletin/21-22/8.html

То есть ещё в 30-е годы был дан пример, как должен быть реконструирован степной ландшафт, чтобы получать устойчивые урожаи при минимальной опасности их гибели в случае засухи. Оказывается, не всё нужно распахивать: 10%-15% площади надо оставлять природе, большие массивы полей недопустимы из-за потери плодородного слоя, небольшие пятна полей должны пересекаться лесополосами, и сеть лесополос должна покрыть всю область рискованного земледелия. Она же основанная зернопродуктивная область СССР, то есть сейчас России и Украины. Понятно, какая выгода от распространения этой практики почво- и природозащитного земледелия за пределы отдельных хозяйств на всю полосу, где бывают засухи.

Сталинский план преобразования природы: взлёт и падение

Реально всё предложенное Докучаевым стало делаться, естественно, лишь при советской власти. В 30-е годы, во время коллективизации, были завершены все подготовительные мероприятия научно-методического характера.

«Шла трудоемкая работа по районированию: сорта высевались на станциях, расположенных в разных регионах, и сопоставлялись между собой в течение ряда лет в самых разных отношениях: по урожайности, зимостойкости, засухоустойчивости, качеству зерна и т.д. Сорта, наиболее урожайные в одном регионе, уступали первенство сортам-конкурентам в других. Например, в засушливых местностях приходилось жертвовать урожайностью, поскольку на первый план выходила проблема засухоустойчивости. Пусть невысокий, но более стабильный урожай был важнее взлетов и падений. В других районах важнее были скороспелость или зимостойкость. По результатам этой работы издавались первые сводные каталоги районированных сортов с рекомендациями, основанными на многолетней статистике. Параллельно разворачивалась работа над новыми сортами и улучшением старых местных и товарных сортов, выведенных и распространявшихся торговыми фирмами еще в XIX веке. Переход к чистолинейным сортам позволял повысить среднюю урожайность.

Были изданы десятки, если не сотни работ, посвященных самым разным вопросам, от организации опытного дела, до основанных на многолетних опытах конкретных рекомендаций по возделыванию различных сельскохозяйственных культур и ведению сельского хозяйства в разных регионах СССР. Венцом этих трудов стали коллективные монографии «Теоретические основы селекции растений» (1935–1937) и многотомная «Культурная флора СССР» (издание начато в 1935). Глядя на работы, подобные «Теоретическим основам...» или «Районированию сортов зерновых культур» (Л., изд-во ВИР, 1935)»

Поэтому и урожайность с 1934 по 1940 год быстро росла (к тому же во второй пятилетке в с/х пришли удобрения и трактора, созданные на заводах, построенных в первую). А полная реализация докучаевского плана устойчивого земледелия в степной и лесостепной зоне СССР должна была произойти в рамках «Сталинского плана преобразования природы», принятого 23.10.1948 – ИМХО лучшего, что давала отечественная наука практике.

Также «были широко развёрнуты работы по изучению и инвентаризации почвенных ресурсов, организации нового общественного землевладения и внутрихозяйственного землеустройства. Особенно большое развитие получили крупномасштабные (1:10000-1:25000) почвенно-картографические исследования в целях внутрихозяйственного землеустройств, введения севооборотов, агрохимического обслуживания. На основеи их обобщения в 1930 г. под руководством ак.Л.И.Праслова была составлена почвенная карта Европейской части СССР в масштабе 1:2500000, а в 1938 г. началось составление уникальной многолистной Государственной почвенной карты СССР в масштабе 1: 1 000 000.

К 1939 г.были обследованы почвы колхозов и совхозов на общей площади 120 млн. га, что составило около четверти всей площади колхозов и совхозов ССССР. К концу 1930-х годов были составлены также разномастабные почвенно-агрохимические карты, а в 1937 году началась большая работа по составлению детальных (1:2000) почвенных карт 1060 участков государственной сети по сортоиспытанию зерновых, а позднее и овощных с/х культур» (Г.В.Добровольский. Почвенные ресурсы России за 150 лет// Россия в окружающем мире. 2002. С.117-119).

К 1940 году по степени изученности почв и обеспеченности хозяйств почвенно-картографическими и почвенно-аналитическими материалами СССР сравнялся с Германией и Англией, то есть занял одно из передовых мест в мире.

То есть за 10 лет компартия и Советская власть проделала всю ту работу по модернизации с/х, которая в Европе заняла около 100 лет, и которую старая Россия никогда бы не смогла провести, если бы развивалась «естественным путём», без социализма. Об этом можно судить по отсутствию всего этого в Польше и Венгрии, где крестьяне в период Великой депрессии мёрли от голода и массами перебегали в СССР, а хозяйство оставалось предельно отсталым, его модернизация началась только после прихода там коммунистов к власти.

В 1948 году было принято решение распространить докучаевские методы земледелия на всю засухоопасную полосу СССР, и тем покончить с неустойчивостью урожаев, а значит с голодом, был тогда такой классный плакат: «И засуху победим!». 20/Х 1948 г. по инициативе товарища И. В. Сталина Совет Министров СССР и ЦК ВКЩб) приняли историческое постановление "О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР" - тот самый Сталинский план преобразования природы. Идеологом Плана был ак.Л.И.Прасолов.

«Планом намечено создание в течение 1050-1965 гг. крупных государственных лесных защитных полос общим протяжением 5320 км, с площадью лесопосадок 117,9 тыс. га.

Эти полосы пройдут:

1) по обоим берегам р. Волги от Саратова до Астрахани - две полосы шириной по 100 м и протяженностью 900 км;

2) по водоразделу pp. Хопра и Медведица, Калитвы и Березовой в направлении Пенза - Екатериновка - Каменск (на Северном Донце) - три полосы шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 300 м и протяженностью 600 км;

3) по водоразделу pp. Иловли и Волги в направлении Камышин - Сталинград - три полосы шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 300 м и протяженностью 170 км;

4) по левобережью р. Волги от Чапаевска до Владимировы - четыре полосы шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 300 м и протяженностью 580 км;

5) от Сталинграда к югу на Степной - Черкасск - четыре полосы шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 300 м и протяженностью 570 км;

6) по берегам р. Урала в направлении гора Вишневая - Чкалов - Уральск - Каспийское море - шесть полос (три по правому и три по левому берегу) шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 200 м и протяженностью 1080 км;

7) по обоим берегам р. Дона от Воронежа до Ростова - две полосы шириной по 60 м и протяженностью 920 км;

8) по обоим берегам р. Северного Донца от Белгорода до р. Дона - две полосы шириной по 30 м и протяженностью 500 км.

Наряду с созданием крупных государственных лесных полос, в постановлении Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) от 20/Х 1948 г. предусмотрено создание полезащитных лесонасаждений на полях колхозов и совхозов на общей площади 5709 тыс. га. Одновременно на полях колхозов и совхозов вводятся травопольные севообороты, обеспечивающие восстановление плодородия почв, и предусматривается строительство 44 тыс. прудов а водоемов. Таков объем намеченных сталинским планом работ по переделке природы засушливых степей. Одной из основных задач этого плана является преобразование и улучшение водного режима почв путем изменения условий стекания талых и дождевых вод, а также испарения с поверхности сельскохозяйственных полей. Лесные полосы, создавая дополнительную шероховатость, уменьшают скорость ветра и способствуют более равномерному распределению снега и увеличению снегозапасов на открытых пространствах.

Весною в период снеготаяния, а в отдельных случаях и летом, во время дождей лесные полосы будут задерживать поверхностный сток и переводить его во внутрипочвенный сток, способствующий пополнению грунтовых вод и повышению их уровня. Уменьшение скоростей ветра, а также комковатая структура почв будут способствовать уменьшению непродуктивного испарения с поверхности почвы. В итоге водный режим сельскохозяйственных полей изменится; они получат значительное дополнительное питание, за счет которого и будет достигнуто повышение урожайности. Вполне естественно, что при этом продуктивное испарение (испарение с сельскохозяйственных культур) должно будет увеличиться.

Изменение условий стекания и испарения со склонов и с поверхности сельскохозяйственных полей неизбежно повлечет за собой изменение водного режима рек, поскольку речной сток есть остаточный член уравнения водного баланса. Возникает вопрос, каковы будут те качественные и количественные изменения в режиме рек, которые произойдут под влиянием мероприятий сталинского плана. Этот вопрос является одним из сложнейших в гидрологии, так как решение его требует знания и всестороннего учета многообразных связей и взаимозависимостей в природе, раскрытие которых представляет большие трудности. Тем не менее, в общих чертах с качественной стороны влияние лесных насаждений и агротехнических мероприятий на водный режим рек степной и лесостепной зон может считаться установленным. Это влияние выразится в следующем:

1. Весеннее половодье в реках будет более растянутым за счет замедления стока талых вод лесными полосами. Увеличится длительность половодья, снизятся размеры максимальных расходов и уменьшится объем стока талых вод.

2. Увеличится грунтовое питание рек и соответственно повысится водность их в межень.

3. Резко понизится водная эрозия и вред, приносимый ею: уменьшится плоскостный смыв почв и прекратится овражная эрозия.

4. Уменьшится вынос химически растворенных веществ. Что касается общего объема стока, то этот вопрос не совсем еще ясен. Произойдет ли уменьшение или увеличение объема стока, зависит от того, компенсируется ли некоторое уменьшение стока талых вод за счет увеличения грунтового питания или нет. Нужно также учесть, что лесонасаждения повлекут за собой изменение климатических условий: уменьшение скорости ветра, повышение влажности воздуха и некоторое увеличение количества атмосферных осадков за счет повышения интенсивности местного влагооборота. В итоге произойдет заметное перераспределение стока в году и, по-видимому, несколько уменьшится величина его годового объема».

Гидрография естественно-исторических районов Советского Союза

Всё было замечательно, и план был бы реализован так, как реализовывались другие планы сталинской эпохи, если бы не репрессии и не лысенковщина – законное  порождение той же самой эпохи, её так, сказать, негатив и теневая сторона. Последняя есть у каждого общества – но у нас самым губительным было то, что «тень» требовали считать достоинством. В 1937 году был посажен, а в 1938 – расстрелян ак.Тулайков из Саратова, один из создателей системы почвозащитного и засухоустойчивого земледелия на нашем Юго-Востоке (те, кто принял революцию всей душой, в эти годы имели повышенный риск уничтожения, в отличие от разнообразных «бывших»). А в 1948 году, после триумфа Лысенко на печально известной Августовской сессии ВАСХНИЛ, перечить его теориям было уже невозможно и одна из них (об отсутствии внутривидовой борьбы за существование) полностью сгубиола план лесопосадок.

«Лысенко предложил сажать деревья гнездовым способом, исходя из теории о том, что в органической природе соревнование существует только между различными видами, а не внутри самого вида. Ранее он предлагал гнездовой способ посадки и для других растений. Лысенко был убежден в том, что в природе жизнедеятельность каждого индивида того или иного вида подчинена благосостоянию вида в целом. Он утверждал также, что, хотя внутривидового соревнования не существует, в природе идет интенсивный процесс соревнования между представителями различных видов одного и того же ботанического или зоологического рода. Таким образом, считал Лысенко, численное преимущество представителей одного вида помогает им одержать победу над представителями другого вида…. Взгляд, согласно которому не существует внутривидового соревнования, представляется настолько очевидно ошибочным, что вряд ли его необходимо подробно обсуждать».

http://scepsis.ru/library/id_800.html#a2

В целях реализации постановления от 20.10.48 была создана Комплексная научная экспедиция по вопросам полезащитного лесоразведения АН СССР. Ее научным руководителем был назначен В.Н. Сукачев (директор Института леса АН СССР), начальником - Л.Ф. Правдин (с 1950 г. - С.В. Зонн). В результате деятельности экспедиции, лесных НИИ и вузов были установлены явно негативные последствия широкого внедрения гнездового способа посадки деревьев для создания полезащитных лесных полос с покровны-ми культурами, предложенного Т.Д. Лысенко. От 70% до 93% деревьев в заложенных лесополосах просто погибло, но оставшиеся вполне устойчивы и работают (особенно в Саратовской области, где работники лесхозов игнорировали лысенковские указания). Объективная оценка трехлетней практики использования этого метода была изложена в докладной записке В.Н. Сукачева, С.В. Зонна и В.В. Попова, направленной в конце 1951 г. в директивные органы, а также в публикации В.Н. Сукачева (2) (естественно, вызвавших ярость Т.Д. Лысенко и его команды).

Окончательная судьба плана лесонасаждений была прояснена в статье в «Ботаническом журнале»: «Т.Д. Лысенко, утверждающий отсутствие в органической природе внутривидового соревнования, предложил гнездовой метод посадки деревьев. В.Я. Колданов обобщил результаты пятилетнего использования этого метода и показал, что он являлся ошибочным. Этот метод принес огромные потери государству и поставил под сомнение саму идею об использовании лесопосадок в целях борьбы с эрозией почв. В ходе Всесоюзной конференции, состоявшейся в Москве в ноябре 1954 г., метод Т.Д. Лысенко был полностью опровергнут» (Ботанический журнал. 1955. № 2. С. 213). В.Я.Колданов (зам.министра лесного хозяйства СССР, талант и трудяга, которого никогда не цитируют лысенковцы, в отличие от бездаря Бенедиктова) подсчитал, что ущерб от продавливания лысенковского метода лесопосадок составил около 800 млн. рублей (Колданов В.Я. Некоторые итоги и выводы по полезащитному лесоразведению за истекшие пять лет // Лесное хозяйство. 1954. № 3. С. 10-18.).

В результате всё кончилось очень плохо. В 1953 г. работы по лесомелиорации были прекращены и в целом Сталинский план свернут, а в 1954-1960 гг. произошла быстрая массовая распашка большинства оставшихся целинных пригодных (и не совсем) территорий. Именно в этот период была освоена основная часть азиатских степей СССР.

То есть родимая азиатчина  разом перечеркнула все достоинства советской власти и её модернизационного влияния. Сперва замечательный научный план был исковеркан в угоду устойчивому фавориту вождя (и вождь, постоянно следивший за положением в стране, не мог понять, что всё будет испорчено – в отличие от заводов и производства оружия, биология и с/х были за пределами его понимания, или, точней, здесь он думал, что для успеха надо скорей следовать старой крестьянской традиции, а не рвать с нею). Затем, когда вождь умер, партийное руководство прекратило осуществлять этот план и начало осуществлять другие – как будто бы план нужен вождю, а не стране.

В защиту товарища Сталина надо сказать, что в 52-53 году, читая сводки о массовой гибели деревьев в заложенных лесополосах, он понял ответственность Лысенко за эти провалы и стал понемногу терять к нему доверие. В эти годы стала возможной критика наиболее одиозных лысенковских концепций, вроде «новой теории вида», и партийные органы стали отворачиваться от прожектёра, так что монополизм Лысенко заколебался. Проживи тов.Сталин ещё года два – всё было бы хорошо – Лысенку бы наказали, План преобразования природы так или иначе реализовали бы, и устойчивые урожаи к 60-м-70-м годам были б получены, а степи спасены от тотальной распашки. Но Сталин помер, его место занял кипучий дурак Хрущёв, у которого Лысенко вновь стал фаворитом.

А потом наступило совсем другое время. «Демократическая интеллигенция» 60-70 гг. думала уже о самообеспечении и самореализации, в отличие от разночинной интеллигенции 1890-1920 годов и советской интеллигенции 30-40-х, думавших о стране. Соответственно, тех кто думает о стране, они третировали как совков, и в такой атмосфере подобные планы совсем невозможны, хотя остаются насущно необходимыми. В частности, известный проект природоохранников «Зелёная стена России» является бледным перепевом той же самой идеи – и также без перспектив быть реализованным.

Tags: история СССР, коммунизм, охрана природы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments