Филимонов Василий Савельевич (wsf1917) wrote,
Филимонов Василий Савельевич
wsf1917

Categories:

Объёмы и темпы прироста ВВП России в ХХ веке по периодам правления

Период правления, годы

Прирост объёма в ценах 2000 года, млрд.

Темпы прироста по периодам, %

Среднегодовые темпы прироста, %

1901-1905

1,3

8,0

1,55

1905-1906

2,2

3,4

3,4

1906-1911

7,6

41,5

5,95

1911-1917

-6,6

-11,8

-1,9

1917-1922

-15,0

-65,7

-17,8

1922-1953

807,9

6751,1

22,3

1953-1964

1409,8

171,9

9,5

1964-1985

5125,6

229,9

5,85

1985-1991

340,4

4,6

0,75

1991-1999

-3446,3

-38,2

-5,5/-4,8

 

Примечание. За период правления Николая 2-го взято время его фактического пребывания во главе правительства (1894-1905), далее выделен период неформального правления страной С.Ю.Витте (Х.05-IV.06), и периоды формального правления глав правительства (премьеров, предсовнаркома, генсеков, президентов) -  Столыпина, премьеров периода «министерской чехарды», Ленина, Сталина, Хрущёва, Горбачёва, Ельцина. Не показаны периоды кратковременного правления кн.Львова (61 день, 1917), Керенского (87 дней, 1917), Маленкова (23 месяца), Андропова (14 месяцев) и Черненко (13 месяцев).

Источник

Симчера В.М., Федоренко Н.П., 2002. Промышленное производство России за 100 лет// Россия в окружающем мире – 2002 (аналитический ежегодник). М.: изд-во МНЭПУ. С.39-54.

Из таблицы хорошо видно, что 30-50-е годы – акмэ тысячелетней российской истории, вершина прогресса, научно-технического, экономического, социального, после которой начинается спуск и деградация.  Тем более что примерно половина промышленности России (и ¾ промышленного роста) до 1917 года принадлежала не российскому народу, а иностранным компаниям, как, впрочем, и после 1991.

Вообще мне кажется, всякая экономика прогрессивно развивается только на своей собственной идейной основе. То есть плановая экономика в качестве стимулов к предприимчивости, производительному труду, не может использовать деньги, прибыль, жажду наживы и все прочие стимуляторы-регуляторы, работающие при капитализме, иначе обуржуазивание управляющих будет происходить снова и снова. Ведь они используют эти регуляторы в повседневной практической деятельности и – что ещё хуже – при планировании будущего производства, а бытие определяет сознание. Не случайно научные достижения М.Ботвинника и ак.Канторовича (получившего за них Нобелевскую премию) по части планирования  в советской экономике 70-80-х уже не работали, для них она была «слишком рыночной.

А плановая (нерыночная) экономика коммунистического общества должна использовать такие "нематериальные" вещи, как честь, долг, продвижение в общественной иерархии и связанная с ней "бОльшая честь". Это  частично реализовано в управлении всякой корпорацией, которую напоминал СССР в 50-е годы.
Такое соответствие организации производственной системы и способов стимулирования, принятых обществом, было в СССР в 50-е годы - когда советская экономика не только была на подъёме, но и по показателям развития опережала своего "рыночного" антагониста (Г.И.Ханин. 1950-е годы: десятилетие триумфа советской экономики).

Не зря почти все "российские" нобелевки получены в период 1955-1964, от Семёнова до Прохорова. А дальше в плановую экономику стали встраивать не соответствующие ей рыночные регуляторы. Возникает когнитивный дисссонанс у работающих.

С одной стороны, если исходить из марксизма, социальная материя (способ производства, и структура производственных отношений) сама по себе вкладывает в индивидов, формируемых этим обществом, определенные нормы и стереотипы поведения. С другой стороны, политико-культурная надстройка общества частично свободна в выборе, и выбранные её формы стимуляции могут совпадать с духом производственных отношений, созданных предыдущим поколением, а могут и противоречить ему. Во втором случае совершается политическая ошибка, связанная с косыгинской реформой, появлением "денежного измерения" экономики и его утверждением как главного вместо материального измерения, естественного при плане.

Возникает диссонанс и в условиях этого диссонанса всякий вместо того чтобы честно трудиться на своём месте думает как бы ему ещё подработать на стороне (при этом не боясь потерять своё место, ведь отсутствие безработицы общество гарантировало). Дальнейшее развитие этой тенденции в 70-е годы побуждало работников воспринимать свою позицию на производстве не как благо, которое надо удерживать производительным трудом, ростом мастерства, обучением смены и пр., а как "халяву", которая никуда не денется. Подработка же становилось важной и в то же время тоже "халявной" ведь в принципе без неё можно было обойтись, не помрёшь с голоду и в социальной иерархии не опустишься, то есть в жизни общества «деньги» становились важнее «работы». Перестройка и нынешняя жизнь России за счёт экспорта нефти леса металлов - лишь развитие этой – позднесоветской - ошибки до уровня, несовместимого с жизнью.

Tags: история СССР, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments