Филимонов Василий Савельевич (wsf1917) wrote,
Филимонов Василий Савельевич
wsf1917

Categories:

Про цивилизованных европейцев

ФРГ будоражит кровавая драма, разыгравшаяся в зале земельного суда Дрездена. В ходе слушаний по уголовному делу обвиняемый зверски зарезал свидетельствовавшую против него женщину. Тяжкие ранения получил и муж жертвы, пытавшийся оттащить от нее убийцу. Схожие трагедии в немецких судах случались и прежде. Но даже на их фоне дрезденский случай выглядит происшествием чрезвычайным. Это первое в послевоенной Германии убийство на почве ксенофобии (ненависти к иностранцам). По горькой иронии судьбы палачом 31-летней египтянки оказался 28-летний российский немец.

Началу этой трагедии положил августовский (2008 года) инцидент на детской площадке в одном из районов Дрездена. Некто Алекс В. (нынешний обвиняемый) качал на качелях свою малолетнюю племянницу. К ним подошла молодая египтянка в хиджабе (теперешняя жертва, чье имя Марва Эль-Шербини) и попросила уступить, наконец, место ее 2-летнему сыну. Невинная просьба вызвала у Алекса В. совершенно неадекватную, на первый взгляд, реакцию: он обрушил на молодую мать поток брани, обозвав ее «исламисткой», «террористкой» и «потаскухой».

Оскорбленная женщина - сотрудница одной из дрезденских аптек - подала в участковый суд иск, который был там рассмотрен и удовлетворен. Ни в чем не признавшего себя виновным Алекса В. приговорили к штрафу в сумме 780 евро. На приговор он подал апелляцию, настаивая на своем оправдании. Иное мнение было у прокуратуры. В прокурорской апелляции содержалось требование ужесточить меру наказания осужденному, применив к нему верхний предел санкции, карающей за оскорбление, и лишить его свободы сроком на 1 год. Обе апелляции и должны были быть рассмотрены в среду, 1 июля.

В назначенный час процесс в земельном суде Дрездена начался с изложения обстоятельств дела Эль-Шербини, выступавшей в качестве свидетеля. После того как она завершила рассказ, Алекс В. выхватил нож и с криком «Ты не имеешь права жить!» набросился на нее, нанеся в общей сложности 18 ранений. Сидевший в зале 32-летний муж потерпевшей (докторант института Макса Планка) ринулся к ней на помощь, пытаясь оттащить убийцу, но тот и ему нанес несколько ножевых ударов.

Больше повезло адвокату обвиняемого: схватив стул, он накинулся на своего подзащитного, но атлетически сложенный парень, не обращая на это внимания, продолжал добивать жертву. На шум в зал заглянул находившийся в соседнем помещении сотрудник полиции. Увидев происходящее, он выхватил табельный пистолет и прицельно выстрелил в ногу... мужу египтянки. Как позже объяснял «снайпер», он принял его за преступника [потому что был подспудно уверен, что преступник - это всегда  "чёрный" - так проявляются расистские предрассудки - wsf1917].

На звук выстрела в зал вбежали судейские охранники и двое оказавшихся в здании полицейских. Им удалось скрутить бешено отбивавшегося убийцу. Через считанные минуты на место трагедии прибыли и санитары «скорой». Но их помощь потерпевшей уже не понадобилась: она умерла на руках истекающего кровью мужа, на глазах присутствовавшего при всем этом их 3-летнего сына. Как сообщается, убитая была на 3-м месяце беременности.

Жизнь ее супруга вне опасности, хотя его состояние оценивается как тяжелое (у него проникающие ранения печени и легкого).

Об убийце пока известно только, что он уроженец Перми, холост, в 2003 году как этнический немец переселился в Германию. Здесь получил неполное среднее образование, закончив основную школу-девятилетку. Выучился на складского рабочего, был занят на временных работах. До ареста жил на пособие по безработице. Предположительно мог быть визуально знаком с Эль-Шербини, поскольку оба жили в одном районе Дрездена. По информации прокуратуры, данных о его причастности к праворадикальным группировкам – что в России, что в Германии - нет.

Ничтожность повода, приведшего к трагедии (не поделили место на детской качалке!), наводит на мысль о вменяемости убийцы в момент нападения. Выяснением этого сейчас занимаются психиатры. Но сдается мне, что парень, если и «слетел с катушек», то не в роковой день 1 июля, а значительно раньше. Как сейчас стало известно, еще на первом судебном заседании, когда рассматривался прошлогодний конфликт на детской площадке, Алекс В., отстаивая свою невиновность, убежденно заявил в адрес Эль-Шербини: «Таких, как она, людей оскорбить невозможно, так как они и не люди вообще!»

И в связи с этим возникает вопрос: почему же его откровенно ксенофобский выпад остался фактически без последствий? Ведь за что его тогда осудили? Согласно § 185 Уголовного кодекса ФРГ, за оскорбление. Но в УК есть и § 166, карающий за деяния, затрагивающие религию и мировоззрение. И предусматривает он более жесткое, чем § 185, наказание. Но даже и не в мере наказания дело, а в правовой квалификации содеянного. Почему же еще в прошлом году ни прокуратура, ни суд не дали надлежащей оценки действиям ксенофоба? Из-за нежелания портить статистику?..

СМИ и представители правоохранительных органов этот вопрос и тогда, и сейчас обходят молчанием. И в то же время те же СМИ с подачи тех же органов постоянно муссируют тему угрозы Германии со стороны затаившихся здесь исламских террористов.

Для чего это делается? Не для оправдания ли ведущихся западными демократиями в ряде мусульманских стран войн, вбрасывающих в Европу миллионы озлобленных мужчин, женщин, подростков и детей? Которые, в свою очередь, начинают вызывать аналогичную реакцию у населения принявших их государств. И с каждым новым притоком в Германию очередной волны мусульманских беженцев такие настроения здесь только крепнут. Я уж не говорю о коренных немцах, но даже переехавшие сюда из стран бывшего СССР ко всему привыкшие российские немцы уже задаются вопросом: позвольте, дескать, мы возвращались на историческую родину, в Германию, а где оказались?..

Все это, естественно, ни в малейшей степени не оправдывает дрезденского убийцу. Но хотелось бы отметить вот какой момент. У деяния, инкриминируемого сейчас Алексу В., как и у всякого преступления, не могло не быть причин и условий, способствовавших его совершению. Но глубоко выяснять их следствие вряд ли станет – уж слишком неполиткорректной по отношению к живущей в ФРГ более чем 3-миллионной мусульманской диаспоре может оказаться картина. Сейчас, после убийства в дрезденском суде, Германии это тем более некстати.

Похороны Марвы Эль-Шербини, состоявшиеся в понедельник, 6 июля, в Александрии и на которые пришли многие тысячи людей, вызвали волну антинемецких настроений. Радикально настроенные группировки типа «Братьев-мусульман» открыто призывали своих сторонников мстить Германии за смерть египтянки. Раздавались и призывы к бойкоту немецких лекарств.

Обстановка накалилась настолько, что призвать сограждан к спокойствию счел нужным сам президент Египта Хосни Мубарак. При этом он особо подчеркнул, что Германия как государство не ответственна за происшедшее.

В  Берлине с заявлением выступила и канцлер ФРГ Ангела Меркель, резко осудив как само убийство Эль-Шербини, так и ксенофобию в целом.

Но если Мубарак умиротворял свой народ, то Меркель выступила как бы в ответ на состоявшиеся в день похорон Эль-Шербини многолюдные демонстрации проживающих в ФРГ мусульман. Шествуя по центральным улицам, они несли лозунги «Расизму нет места в Германии!»

http://russian-bazaar.com/article.aspx?ArticleID=15297

Эта жуткая история ещё и про респектабельных националистов, про то, что понятно кому выгодные слова про «столкновение цивилизаций» и «борьбу с терроризмом» не просто отравляют воздух, но убивают - и всегда не тех, в кого вроде бы метят. Поэтому «респектабельные националисты» так же опасны, как «уличные», причём с двух сторон – поскольку "радикально настроенные мусульманские ресурсы" уже назвали убийцу "евреем" и вовсю используют этот случай для нагнетания ненависти в нужном им направлении.

Tags: национализм, психология, события, современный мир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments