Филимонов Василий Савельевич (wsf1917) wrote,
Филимонов Василий Савельевич
wsf1917

Categories:

Миф об украинском геноциде: от Гитлера до Гарварда


Мирослава Бердник

История — наука, отвечающая за фор­мирование исторического сознания. От то­го, как люди будут оценивать прошлое, за­висит их отношение к настоящему, их мировоззрение. Поэтому битвы за политически «правильную» трактовку истории являются важнейшей составляющей идеологических войн. Путевку в жизнь концепция голодомора получила в заокеанских кругах. украинских эмигрантов. Большинство из них были коллаборационистами, служившими гитлеровцам во время войны и получившими убежище в США для использования в борьбе против СССР.

Американский исследователь Кристофер Симпсон в книге Blowback писал: "пра­вительство использовало этих мужчин и женщин в качестве экспертов в пропаган­дистской и психологической войнах» (New Yоrk: Weldenfeld & Nicolson, 1988, стр. З98). Финансировали программы по изучению голода в Украине американцы. Так голодо­мор стал оружием сначала в идеологиче­ской войне против СССР, затем - России. А оценка потерь населения Украины от голода 1932 — 1933 годов является не результатом серьезного исторического под­хода, а плодом идеологической борьбы, спекуляцией на памяти умерших, спосо­бом достижения политических целей.

Сегодня основными исследователями темы голодомора являются бывшие певцы социалистического колхозного строитель­ства (как главными национал-радикалами сегодня стали бывшие компартийые «вожди местечкового уровня). Альфа и омега для них — книга Роберта Конквеста «Жат­ва скорби», работы Джеймса Мейса.

Особого внимания заслуживает Роберт Конквест — один из двух наиболее чита­емых западных авторов о миллионах, умер­ших в Советском Союзе. Он известен преж­де всего своими книгами «Великий тер­рор» (1969) и «Жатва скорби» (1966). Об умерших от голода в Украине, о ГУЛАГе, о репрессиях он писал, используя в качестве источников информацию оказавшихся в эмиграции украинцев живущих в США и принадлежащих к крайне правым партиям, людей, которые в свое время сотрудничали с нацистами.

Прошлое caмого Конквеста было обнародовано газетой Guardian 27 января 1978 г. в статье, которая описала его как бывше­го дезинформации британской разведки – Информационного исследовательского отдела (IRD). IRD был учрежден в 1947 г. – (первоначально он назывался «коммунистическое информбюро». Его главной задачей была борьба с  коммунистическим влиянием путем изготовления и распространения соответствующей  информации среди политиков, журналистов и других известных людей с тем, что­бы они в нужном русле формировали об­щественное мнение.

Деятельность IRD как в Великобрита­нии, так и за рубежом была многогранна. Когда IRD был формально распущен в 1977 г. в результате обнаружения его связей с крайне правыми, оказалось, что только в Великобритании более 100 самых известных журналистов контактировали с IRD, которые регулярно снабжал их материалами.

«Работа» Конквеста была вкладом в так называемою  че­рную историю Советского Союза. После того как он форма­льно вышел из IRD, продолжал писать книги по за­казу спецслужб, пользуясь их финансовой поддержкой. Его книга «Великий террор» была фактически переработкой матери­алов, которые он написал для секретных служб. Книга была окончена и опубликова­на с помощью IRD. Право на издание ее в Америке было куплено Praeger press, ис­полнителем заказов ЦРУ.

За книгу «Жатва скорби» Конквест по­лучил гонорар — 80 тыс. долларов — от Организации украинских националистов (ОУН). Та же ОУМ в 1986 г. оплатила съем­ки фильма «Жатва отчаяния», где как бы между прочим использован материал из книги Конквеста. Он не скрывает свой «на­учный метод»: «Правда может быть уста­новлена исключительно в форме молвы. Самый лучший, хотя и не безупречный ис­точник — слухи».

При том, что никто на Западе и не ду­мал подвергать сомнению факт массовой гибели от голода жителей Украины, ряд ученых, среди которых известные советологи Арч Гетти, Герберт Хертле, Олег Арин, возмутились некомпетентными изыскани­ями Конквеста. А советолог Александр Дал-лин, профессор университета в Стэнфорде, назвал исследование Конквеста «бес­смыслицей» и констатировал отсутствие свидетельств того, что голод «был намерен­но направлен против украинцев».

При анализе книги Конквеста несложно заметить, что во многих случаях он ссыла­ется на художественную литературу (Виктор Астафьев, Борис Можаев), самиздат (Василий Гроссман). Также есть ссылки на украинских коллаборационистов (X. Костюк, Д. Соловий), «Свидетель» Е. Амменде в 1917-18 годах представлял Германию при правительствах Эстонии, Латвии и Укра­ины, а в 1933-м возглавил Европейский националистический конгресс—эмигрант­ское пронацистское объединение, Еще один источник информации—американец Фред Бил, работавший в 1931-33 годах на Харьковском тракторном заводе. После возвращения в США он был посажен в тюрьму, но после выхода в издательстве Херста его книги о голоде тюремный срок ему аннулировали.

Научную недобросовестность, фальсификации и в книге  Конквеста, и в фильме «Жатва отчаяния» вскрыл канадский журналист Дуглас Тоттл   в книге «Фальшивка, голод фашизм: миф об украинском геноциде от Гитлера до Гарварда» опубликованной в Торонто в 1987 году. Тоттл доказал, что использованные Конквестом и авторами фильма устрашающие фотографии голодных детей сделаны во время гражданской войны и голод 21-го года, кадры кинохроники — времен Первой мировой войны, где австрийский солдат плачет над пав­шей лошадью.

Характерный пример разоблаченных подтасовок — использование в качестве «свидетельств» о голоде в Украине мате­риалов Томаса Уолкера. Они широко пуб­ликовались в пронацистской херстовской прессе в 1935 году. Однако возник боль­шой скандал, когда выяснилось, что жур­налист Томас Уолкер—это уголовник Ро­берт Грант, осужденный на 8 лет и стран­ным образом исчезнувши из тюрьмы в Ко­лорадо. Он решил подзаработать на фаль­шивках об СССР (спрос был большой), ка­ким-то образом в Англии получил транзит­ную визу для переезда из Польши в Мань­чжурию и пять дней провел в Москве. Ког­да стало известно, кто он на самом деле, и Грант был снова арестован, то на суде он признался, что в Украину «его нога во­обще никогда не ступала». А через пять­десят лет эти «свидетельства» снова ока­зались востребованными в Америке.

На днях Ющенко наградил Роберта Кон­квеста орденом Ярослава Мудрого V сте­пени за «привернення уваги міжнародної  спільноти до визначення голодомору 1932— 1933 років aктом  геноциду українського на­роду».

Теперь несколько слов о Джеймсе Мейсе. Говорят, что о мертвых или хорошо, или ничего. Но слишком большую политическую роль сыграла его деятельность в Украине, чтобы  хотя бы кратко не коснуться этой темы. В 1932 году на международной конференции по холокосту в Тель-Авиве молодой и малоизвестный тогда ученый Украинского исследовательского института при Гарвардском университете Джеймс Мейс первым среди западных историков оха­рактеризовал голод 1932—1933 годов в Украине как акт геноцида, целью которо­го было «уничтожение украинской нации как политического фактора и общественного организма».

После этого в 1986 году его назначит исполнительным директором президент­ской комиссии конгресса по изучению го­лода в Украине. Именно этой комиссией впервые была названа цифра 25 тыс. по­гибших ежедневно, озвученная недавно Ющенко. Ее основная задача заключалась в следующем: «облегчить американской общественности лучшее понимание совет­ской системы путем изобличения роли Со­ветов в организации голода».

Весом вклад Мейса и в создание книги Роберта Конквеста «Жатва скорби»: он ­ готовил для ее автора архивные материалы и научные выводы («научный» и творче­  ский стиль самого произведения анализи­  ровался выше). Джеймс Мейс также раз­работал «теорию украинского постгеноцидного общества», которая, по словам продвинутых политологов, «дает ответ на вопрос о причинах незавершенности оранжевой революции».

После оглашения итогов работы комис­сии, как неоднократно жаловался Мейс перед ним закрылись двери академиче­ских институтов Америки. Из этого можно сделать вывод, как добросовестные аме­риканские ученые отнеслись к его изыска­ниям.

Из невостребованной истории

Каждое государство имеет свои «скелеты в шкафу»—трагические страницы определенного периода истории. Многие из них связаны с голодом. Это и гибель крес­тьян в Англии в результате «огораживаний», которые хоть и растянулись во времени, повлекли многочисленные жертвы. В Ирландии средины XIX века голод при­нял характер национальной трагедии: ког­да в 1846 году в Англии были отменены «хлебные законы», что вызвало резкое па­дение цен на хлеб и побудило лендлордов в Ирландия к изгнанию крестьян с земли, в результате чего умерли свыше 1 миллиона человек. Энгельс писал, что как толь­ко Англии вместо ирландской пшеницы по­надобился скот; 5 миллионов ирландцев стали лишними. Полтора миллиона ир­ландцев голод погнал в Америку.

После колонизации Индии Британией в течение больше чем столетия каждые не­сколько лет голод уносил от 2 до 10 мил­лионов человек (Неру Д., Взгляд на всемир­ную историю. Письма к дочери из тюрьмы, содержащие свободное изложение истории для юношества. Т. 2. М., 1981 г.). По разным подсчетам, в процессе завоевания Аме­рики было истреблено тем или иным способом от 90 до 120 млн. человек (Сlavel В., Рhіlірs М. Ноlocaust іп Аmericas. Genocide оf the Nativs by White  Сolonizers. Воston, 1994).

А голод в австро-венгерской Галичине ХIX века? За двадцать с небольшим лет в ней, по данным депутата австрийского пар­ламента Станислава Щепановского, умерли от голода полтора миллиона человек ("Нищета Галиции в цифрах», Львов, 1888 г.). Достаточно почитать Стефаника, о котором Максим Горький когда-то ска­зал, что он пишет "коротко, сильно и страшно".  Взять, к примеру, новеллу «Новость», в которой речь идет о том, как отец топит собственных детей, поскольку не может их прокормить: «Младшую утопил, а старшая отпросилась». А «Каменный крест» - рассказ о том, как голод гнал галицких крестьян в далекую Америку.

Да и сама Российская империя пережи­ла накануне  Первой мировой войны (1891, 1900, 1911 гг.) несколько волн голода, ког­да умерли миллионы крестьян, в том чис­ле и украинских. Но никому не приходит в голову, называть эти события «самыми страшными в истории человечества», «трагедией, которая остановила почти на столетие развитие нации» и т.д. А Ирландия  с Индией не требует сатисфакции и т. д. Но, возможно, тема украин­ского голодомора именно потому и востребована в сегодняшней Украине, что на ней можно заработать хорошие геополи­тические дивиденды?

"Еженедельник 2000" , № 51 (299),  23-29 декабря 2005 г.

Tags: возрождение нацизма, национализм, пропаганда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments