Филимонов Василий Савельевич (wsf1917) wrote,
Филимонов Василий Савельевич
wsf1917

Categories:

СCCР как Ренессанс

В своё время тов.Пуффинус написал очень разумную вещь: «Чем дальше, тем больше я склоняюсь к мысли… чтобы из России получилось что-то путное (не обязательно в формате единого государства), она должна пережить Ренессанс. Осознать, что в центре мироздания стоит человек - и ничто, кроме него, значения не имеет.

Собственно, 1917 год и был - в идейном плане - попыткой такого Ренессанса. Великой попыткой, героической, но в конечном счёте неудачной. А значит, нам ещё всё предстоит».

Звучит хорошо, а в какой-то степени даже и верно, поскольку напоминает социалистам-коммунистам о своей идейной наследственности. Коммунисты везде обосабливались как левое крыло либералов и их задача в истории – сделать следующий шаг на пути общественного прогресса и освобождения человека (всякого человека, ради которого ренессанс), чего не могут сделать и боятся либералы, поскольку для них человеки – это не все люди, а они сами любимые.

То есть капитализм завоевал человеку политическую свободу, привил идею прогресса и разумного устройства общества, привычку брать свою судьбу в свои руки. И одновременно отнял возможность всего этого для большинства, поскольку на место цепей крепостных система придумала много иных, и либералы активно старались в выковывании цепей, думая, что ими ограждают «свободу» от плебса.

 

[За исключением конечно, лучшего меньшинства, для которых идеалы либерализма – те самые «принципы 1789 года» - были важней практической потребности капсистемы, которая, по вере либералов, единственно может оградить свободу и демократию. В нашей стране они постепенно перешли к большевикам, как проф. Покровский и проф. Тимирязев, в Латинской Америке вместе с социалистами участвовали в расстрелянной стачке рабочих Юнайтед Фрут Компании и т.д. Но так или иначе, политический либерализм умер в 50-е, а экономический сейчас уже практически не отличим от фашизма].

По сравнению с либералами коммунистам нужно сделать следующий шаг - дать экономическую демократию вслед за политической и, уничтожив частную собственность, сделать самореализацию доступной для всех. И очень важно не забывать, что за всю человеческую историю в СССР было сделано максимальное приближение к тому ренессансному идеалу максимальной самореализации человека, не стеснённой нуждой, голодом и конкуренцией, о которой писал Пуффинус – приём на уровне материальных возможностей,  а не деклараций.

Это хорошо иллюстрирует текст blanqi про арифметику советской культурной семьи:

«По случаю праздника мама с папой сходили в Большой театр на балет по 3 рубля билетик (они уже были в этом месяце на местах похуже, на опере - за 2 рубля). А двум детям купили по книжке  - 1 рубль каждая.  И себе по одной - за ту же цену. На следующий день всей семьёй  гуляли в Кремле и смотрели соборы (бесплатно).  В следующие выходные родители отправились в драмтеатр (партер, 1-80 за билет), а бабушка отвела детей в кино на детский сеанс (по 10 копеек). В воскресенье в кино ходили сами родители (50 копеек билет). В следующие дни отдыха семья посетила Кремлёвский Дворец Съездов - там балет Большого театра "Чиполлино" с Марисом Лиепой - в 12 часов дня, 5 билетов по 20 копеек. В последнюю субботу месяца все вместе сходили в Третьяковку (40 копееек), а в воскресенье родители опять побывали в театре, драматическом (рубль билет).

В конце месяца папа надел очки, извлёк бумажку и карандашик, уселся в кресло под торшер, и - под озабоченным взглядом бабушки - посчитал расход. Вышло 24 рубля - без десяти копеек. Что же, - заключил глава семейства, - я получил 200, суженая 150, потратили на культуру 6,85 процента (папа служил математиком) семейного бюджета. Можем себе позволить, и даже увеличить. Бабушка просветлела лицом, дети обрадованно запросились в театр на сказку, а мама заранее, без подсчётов всё знала, не слушала, доваривала борщ.

Магическая машинка щёлкнула - и мы в сегодня. Чуть ярче одежда и улицы, чуть темнее лица. Почти такая же семья, и интересы те же, и ходили туда же. Только Кремлёвский Дворец отделался от "Съездов" и от утренних спектаклей Большого театра с Лиепой. Те же книжки, то же кресло, торшер, очкастый папа с бумажкой, карандашом и калькулятором (прогресс есть прогресс). Записывает:

- Большой, 2х3000=6000 рублей;

- он же 2х1200=2400;

- 4 книжки по 300=1200 рублей;

- Кремль 750 (со скидками детям и пенсионерке-бабушке);

- драмтеатр 2х1000 рублей=2000;

- кино 3х100=300;

- кино 2х250=500;

- КДС 5х300=1500;

- Третьяковка 250 (со скидками);

- ещё один драмтеатр 2х500=1000.

Итого, - подвёл итог папа, - 15900 рублей. Марина! - заорал он, - я говорил тебе, что ты ополоумела с этими развлечениями?!  Почти треть от наших совместных месячных барышей в 50 тысяч! Так, тёща, обещанные лекарства вам отпадают, травками лечитесь. Зарабатываем мы хорошо, уверенный средний класс - но транжирить на чепуху больше не позволю... Жена готовила на кухне борщ и молчала, она и так всё знала и думала себе:

"Наплевать, хочу ходить и буду".

Автор выключает машинку, он не собирается итожить, приукрашивать и пропагандировать. Единственно - по природной склонности к цифрам - расчитает покупательную способность советского рубля, для нашего времени. 24 рубля = 15900, 1 "культурный" рубль СССР равен 662 рублям РФ. Имеющий 10 советских рублей гражданин, снедаемый тягой к прекрасному, аналогичен нашему современнику с 6 тысячами 620 рублями в кармане. Чтобы нашему современнику сравняться с советским скромным инженером по объёму потребления культурных благ, ему нужно получать сегодня 115 (сто пятнадцать) тысяч рублей.

P.S. Ах, да! Будем объективны. Мы пропустили один вид культурного отдыха. Автор винится за пристрастность и отдаёт справедливость. Водка! Водки наши культурники из светлого прошлого могли купить меньше 100 бутылок на зарплату семьи, а современники из пёстрого настоящего - аж 625 (если по 80 за бутылку). Так что досуг - вне театров – обеспечен».

========================

Данный сюжет про культурный рост личности (без которого какой же там ренессанс? – также как без развития способностей, которые в каждом заложены природой, а не тех, в которых нуждается рынок) чётко показывает показывает, что коммунизм эффективней в плане поиска и реализации талантов, заложенных в каждом человеке, поскольку это не общая кормушка, а открытая для всех взлётная полоса. Просто потому, что даже провинциалов и бедняков при коммунизме последовательно приучают к настоящей духовной пище и подтягивают к вершинам и в искусстве, и в естественных науках, на что тратятся специальные усилия государства. Как подсчитал мой друг 65 г.р. даже в интеллигентной семье государство и общество в плане развития и реализации личности государство вкладывало 85%, школа, кружок, ВУЗ, то бишь гражданское общество  - 10%, а родители только – 5%.

И каждый из нас, выросших в СССР, если успешен, эксплуатирует талант, сформированный именно советской системой: для 90% населения страна вкладывалась в их обучение, развитие, повышение культурного уровня, профподготовку намного больше, чем собственные родители. Забыть это могут или дураки, или подлецы. В современной России иначе (и она тут не исключение, это мировая тенденция) –  рынок постоянно играет на понижение людей в культурном плане, государство и общество прославляют рынок, вместо того чтобы сопротивляться ему во имя человеческого, противодействуют этому лишь отдельные организации и частные лица, и должно повезти, чтоб с ними встретиться. Так что сегодня нужно благодарить лишь родителей и себя.

Сейчас капитализм даже обеспеченных москвичей в плане духовной пищи понуждает кормиться отбросами, а всеобщее оскотинивание легко объясняется тем, что после 91 года даже самые интеллигентные члены общества остались с этими пятью процентами развития, которые они могут обеспечивать своими силами; впрочем, общемировой уровень ниже, и мы стремительно приближаемся к нему.

Как говаривал бывший завлаб wolf_kitsesa, человек умный и исключительно рыночный, из ещё горбачёвских перестройщиков, разрушавших наше образование в команде Днепрова:  чем было хорошо советское время? Каждый в детстве мог выбрать любимое дело, к чему душа лежит, и став взрослым, успешно им заниматься, не думая ежесекундно о зарабатывании денег для поддержания  штанов и крыши над головой. Ещё его мысль, уже как вывод из новой капиталистической жизни, рождённой его усилиями - всё лучшее, что мы делаем, мы делаем бесплатно, из любви к предмету. За деньги получается только халтура: основные деньги платят просто за лояльность системе, а если предлагают дополнительные за некую работу, то она всегда делается «от сих до сих», а не решение проблемы, такое, какое оно должно быть в принципе.

Вообще, конечный смысл любого общества – не в величии державы, и не в единстве нации, не в накопленном богатстве и промышленной мощи, это только средства. Цель свободная реализация людей: чтобы каждый мог определить, чем он талантлив, к чему в жизни предназначен, и свободно развиться до максимума, чтобы это развитие не пресеклось и не исказилось угнетением, нуждой и голодом. Известное правило Канта – наиболее этичным будет тот выбор, который обеспечивает максимальное счастье для максимального числа людей при минимизации риска несчастий.

Столетняя история коммунизма в 20-м веке, в первую очередь история СССР, показала, что в плане реализации способностей и талантов людей мировой коммунизм намного эффективней мирового капитализма. Частный пример: если бы б.советские люди (в первую очередь интеллигентных профессий, но есть и рабочие), хлынувшее на запад после 90-92 гг., не были подготовлены лучше местных в плане профессионализма, образования, общей культуры, они не смогли бы пробиться и реализоваться в условиях мощных антисоветских и антирусских предубеждений местного населения, поскольку пропагандистские усилия никогда не проходят даром, а оставляют след, а тут они и не прекращались.

Коммунизм опережает капитализм и в плане социального прогресса: впервые состоялось общество без нищеты, голода, наркомании, проституции, и прочих социальных язв, с равноправием мужчины и женщины, без национализма и расизма, на которых строится общественная жизнь развитых стран, прикрытая политкорректными декларациями.

В плане научно-технического прогресса коммунизм был на равных с капитализмом: равными, согласно Локку и Гоббсу, являются те, кто может нанести друг другу сопоставимый ущерб. А «коммунизм» поддерживал с «капитализмом» паритет,  на 40 лет исключивший военное нападение западных стран на нас и наших союзников, при несопоставимо худших стартовых позициях для развития и на 2-3 порядка меньших финансовых ресурсах – следовательно, он был эффективней и, уступая противной системе в богатстве, выигрывал в том, что давал людям из  самых низов больше возможностей для развития, социального роста, научного и художественного творчества и т.д.

Точно также факт сопоставимости позиций обоих блоков по параметрам научного и технического прогресса при меньших ресурсах и худших стартовых условиях стран «мирового коммунизма» говорит о его большей творческой эффективности системы по сравнению с по сравнению с капитализмом. Да и экономическая эффективность создания однотипных «изделий», сложных и наукоёмких, в плановой экономике намного выше (эффективность – величина, обратная объёму вложений на единицу достигнутого).

Оно и понятно. Если убрать угнетение работников нанимателями, с вытекающим стремлением каждого приспособиться к будущему месту на рынке, при ограниченности- неустойчивости таких мест внизу общественной пирамиды, свободное развитие каждого постепенно становится условием развития всех. А не препятствием и помехой, как в обществе, где при любом уровне богатства фатально неустранима давка на входе.

Любая система имеет свою цель и функцию, и оптимизируется внутренними регуляторами ради лучшего выполнения последней. Цель капитализма: сбережение и преумножение капитала, оптимизация вложений, а отнюдь не развитие личности или охрана прав человека, это лишь полезные фикции, чтобы управляемые работали шибче, считали себя свободными и при трудностях роптали на себя, а не на систему.

И с этой задачей капитализм неплохо справляется, за счёт деградации человека и разрушения биосферы. А вот люди капитализму интересны постольку поскольку они своей деятельностью, своим жизненным выбором способствуют преумножению капиталов и оптимизации вложений, а те люди, что не способствуют - неинтересны.

Поэтому в стране, где права человека вроде бы краеугольный камень общественного устройства, страховая компания вместо лечения предлагает оплатить эвтаназию, полицейское насилие является нормой, казни невинных по ложным обвинениям - регулярным событием (для определённых слоёв населения, конечно, не для чистой публики).

Целью советского коммунизма был именно Ренессанс, всестороннее развитие личности, с преодолением ограничений и деформаций, связанных с принадлежностью – национальной, классовой, столично-провинциальной и иной. Была, правда, и другая, навязанная нам цель - охрана завоеваний революции в условиях постоянных попыток буржуазной реставрации со стороны Запада, военной силой или разложением извнутри, которая обусловила большинство деформаций, как тяжёлый груз гробит спину хилому носильщику.

То есть в плане прогресса и культурного развития людей свободное общество, основанное на равенстве, при несвободной (плановой) экономике, эффективнее свободной, то бишь рыночной экономики, существующей в несвободном обществе, основанном на классовом разделении, эксплуатации человека человеком, разных формах национальной и расовой ненависти.

А капиталистическое (несвободное) общество эффективней в производстве богатства (поэтому его экономика растёт экспоненциально, а плановая линейно) и его концентрации у большинства, пока не сильно перейдены пределы роста и не исчерпан тот демографический ресурс, на котором развивается мировой капитализм. Или, иначе, как  заметил Борис Гройс («Коммунистический постскриптум»), коммунизм демократичней капитализма, потому что язык (и культура) демократичней денег.

А отсутствие классового разделения и антропологическое равенство между управляющими и управляемыми, некультивирование «элиты» более важный признак демократии, чем либеральные свободы и даже (скажу крамольное) социальные гарантии, поскольку без этого невозможно братство, преодолевающее межчеловеческие различия. Неслучайно неравенство влечёт за собой зависть, ненависть и агрессию (и даже рождаемость отрицательно коррелирует с коэффициентом Джини), отсюда чудовищный рост преступности при капитализме; риск несчастий в «свободной России» несказанно вырос по сравнению с «тоталитарным СССР», и даже для меньшинства, «выигравшего» от реформ. Да и в развитых капстранах, которые сияющий город на холме для наших буржуафилов, всё заметнее признаки социальной деградации – нельзя получать выгоду от разложения общества в странах «третьего мира» и при этом не отравиться самому, современный мир един.

Поэтому мне страннό желание «неавторитарных левых» отнестись к советскому опыту с той же критичностью (а на деле неприятием), с какой они относятся к нынешнему капиталистическому угнетению. В этом нет ничего, кроме уступки классовому врагу, согласия заранее с его тезисами а, следовательно, формы слабости, неуверенности в собственных идеях.

Как раз наоборот, советские идеалы и ценности – поскольку они были воплощены, люди жили по этим правилам, и были умнее, добрее и лучше, чем сейчас, -  и есть то, что может укрепить для противодействия капокружению, и что нужно сохранить и пронести через тьму «нового средневековья» для повторной реализации в тот момент, когда тьма начнёт рассеиваться. То есть «советскость» как идею следует культивировать, а не нападать на неё и не отказываться – для этих занятий есть наши враги.

А вот критиковать её стоит: как у всякой хорошей идеи, у неё есть и внутренние дефекты (те самые конструктивные противоречия, которые источник развития) и дефекты воплощения в конкретно-исторических условиях нашей страны (включая ту самую «азиатчину», которую ненавидел Ленин, и ту самую отсталость, в связи с которой бьют – её пытался осилить Сталин).

Во-первых, как пишет Vidjnana, «в силу высокой (не абсолютной, конечно) степени реализации в СССР социальной справедливости она превратились в нечто совершенно невидимое, в то, что само собой, всегда и для всех разумеется. Что сыграло с советскими людьми злую шутку: они перестали её ценить. Да и в самом деле - зачем ценить то, ресурсы чего представляются неограниченными?

Официальная пропаганда пыталась напомнить, зачем и почему произошла революция, за что сражались в Гражданскую, говорила какие-то странные вещи об "эксплуатации", "безработице", "неуверенности в завтрашнем дне", о "презрении богатых к бедным", о "трудной жизни" этих бедных. И чем больше говорилось об этих запредельных вещах, тем меньше в них верилось. Под конец их стали считать злобным вымыслом [одна из причин этого, мне кажется, описана здесь – такому вот отрицательному отбору не умели противостоять, см. ниже про неустойчивость советской системы – wsf1917]. Как это ни смешно (хотя, по сути, скорее очень грустно), социальная справедливость невидима и сейчас. Потому, что её нет. Теперь всем очевидно: её никогда и нигде, ни для кого не было. Поэтому её и не ценят - можно ли ценить фикцию?

Официальная пропаганда рисует современных правителей близкими к народу, но официальной пропаганде и сейчас никто не верит - страшно далеки правители и олигархи от народа, а вся их пропаганда - злобный вымысел.
Но наблюдая
за становлением современного неорабства, с удивлением видишь, как облекаются плотью и кровью, казалось бы, давно засохшие штампы сов. пропаганды про "эксплуатацию", про "презрение богатых к бедным", про "неуверенность в завтрашнем дне" и про "трудную жизнь" и пр. И в общем-то начинаешь понимать, почему произошла революция, за что погибали люди в Гражданскую, и сколь сложно было представить тогда её, эту самую социальную справедливость...»

Во-вторых, советская система была неустойчивой. Общество похоже на живое существо, которое живёт, пока интенсивность синтезов перевешивает интенсивность гниения и первое питается вторым, а не наоборот. Советское общество не сумело совладать с внутренним гниением, после сталинского истребления революционеров, красных профессоров и красных профессоров уступило формирование мыслящего слоя интеллигентам из «бывших», а слов деятельного, работающего в технике и в экономике – фарцовщикам-спекулянтам, причём происходящее обуржуазивание управляющих не было осознано как опасность и взято под контроль.

Поэтому, когда гибельные тенденции в глобальном капитализме приведут эту противную нам систему к краху, и начнётся коммунистический ренессанс, надо думать, как сделать нашу систему устойчивой. И тут нам надо учиться у противника: механизмы формирования убеждений, манипулирования настроениями, распространения конформизма и активной лояльности системе в западном мире отработаны до совершенства, а репрессивная система несказанно рациональней той, которая была в СССР, притом что жесточей. И это надо использовать, как в своё время использовали немецкую и американскую науку и технику для взлёта СССР в 1930-1950-е годы.

Новое и коммунистическое надо создавать самим, средства репрессии против капиталистической реставрации - брать у тех, кто их выработал и довёл до совершенства. И здесь будет своя историческая справедливость, связанная с тем, чтобы каждый оказывался в обществе своей мечты.

Так что традиционное пожелание, про которое позабыл 1.01. – на будущий год в СССР! И, как сказано было в аналогичной ситуации ига, «чтобы не перестала память родителей наших и наша, и свеча бы не угасла».

Tags: СССР, коммунизм, общественная борьба, просвещение, революции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments