July 9th, 2009

Клином красным бей белых

Почему не утихают беспорядки в Иране?

Саид Гафуров, Дарья Митина

Всем ясно, что Махмуд Ахмадинеджад выиграл выборы с подавляющим преимуществом.  Всем было ясно, что хотя в деревнях, несомненно, на избирателей оказывали давление, на окончательный результат выборов это не повлияет. Ахмадинеджад получил в два раза больше голосов, чем Мусави. Пытаться списать такую разницу на недобросовестность избирательных комиссий просто несерьезно. Не случайно Мусави не согласился на пересчет голосов: для него это ничего не изменит. Ему нужны повторные выборы.

Лидер, опирающийся на мелких иранских буржуа, рабочих и бедняков получил против себя объединенную оппозицию крупного торгового и промышленного капитала – сторонников трех следовавших друг за другом правительств – премьер-министра Мир-Хосейн Мусави Хамене и президентов Хатами и Али Акбара Хашеми Рафсанджани.

Collapse )

Клином красным бей белых

Про «футбольную войну»

Из статьи К.Сапожникова «Гондурас – невидимая страна»

«... На мой взгляд, самый оригинальный памятник Тегуса – Монумент мира, который был воздвигнут на одном из столичных холмов в знак окончательного примирения Гондураса и Сальвадора после прогремевшей на всю планету в 1969 году «футбольной войны». Самолеты, идущие на посадку, неизменно пролетают над Монументом, внушительного вида сооружением из бетона в форме ротонды, с высокими, устремленными в небо, колоннами.
Таксист, к которому я обратился, не сразу решился отправиться в поездку. Причина стала понятной, когда мы накручивали спирали по разбитой дороге, ведущей к вершине холма, – место это безлюдное, малопосещаемое, без какого-либо полицейского присутствия. Впрочем, до Монумента мы добрались благополучно. На месте обнаружилось, что и этот памятник порядком запущен, а вечный огонь напрочь погашен. Лишь сине-бело-синий государственный флаг с пятью синими звездами время от времени подрагивал от порывов ветра.

Причиной военного столкновения Сальвадора и Гондураса был, конечно, не футбол. В первые месяцы 1969 года в Гондурасе резко участились случаи захвата земель, причем активную роль в этом играли выходцы из Сальвадора (20% рабочих рук в сельской местности, в основном в приграничных районах). Крупные гондурасские землевладельцы забили тревогу: «Узурпаторы-иностранцы посягают на наши владения!». В чем-то они были правы. Хорошей плодородной земли в стране не так много – не более 20 % территории. Власти с «подачи» Национального аграрного института3 были вынуждены реагировать. В апреле-мае сотни сальвадорских семей были «удалены» с захваченных земель в департаментах Йоро, Копан, Санта-Барбара и Кортес. Как всегда в подобных случаях было много «административных перекосов», злоупотребления силой, националистической демагогии. Запуганные сальвадорские крестьяне тысячными толпами хлынули на родину, где их не слишком ждали: аграрный вопрос в Сальвадоре был еще острее, а землей, как мы знаем, всегда делятся неохотно.

Collapse )