January 30th, 2013

Клином красным бей белых

(no subject)

Главный политтехнологический смысл «Иродова закона» - не внешний (отпор США), а внутренний – компроментация оппозиции (либеральной, а лучше и левой части). Надо было заставить её своими руками расписаться в  коллаборационизме по отношению к стране, с которой большинство нас связывает национальную катастрофу 1991 года, последующее затем национальное унижение, ну и относится соответственно. Плюс ещё раз явить народу бытующее в либеральных кругах убеждение, что «в этой стране» нормальной жизни нет ни не может быть ни для кого, и не стоит пытаться, - к чему люди, рассчитывающие жить здесь и дальше, относятся понятно как.

В Кремле же тоже не дураки сидят. И, надо сказать, тамошние «ловцы человеков» знали свою аудиторию. Она схватила приманку немедленно и среагировала как ожидалось, с жаром, немыслимым для других, действительно важных вопросов. Скажем, законов о митингах, о контроле И-нета и прочие, усекающие самые что ни на есть либеральные свободы, не социальные гарантии, которые либералам до лампочки – ни один не вызвал подобной реакции. Уверен, если бы запрещалось усыновление в любую другую страну из верхней части списка усыновляющих – Италию, Германию и пр. – эмоциональная волна была бы на 2-3 порядка меньшей. Поскольку США для либеральной публики – не просто страна, пусть даже господствующая в мире, это Рай на Земле, и Сияющий Город на холме, и пренебречь ею – поступок страшный и непростительный.

Жаль, что некоторые из левых товарищей попались на этот крючок. Как писал некогда Александр Зиновьев, заставить хороших и умных людей дискредитировать себя ввязыванием в перманентную борьбу с пустяками, с прохождением мимо действительно важных проблем – самая эффективная тактика любой власти.

Клином красным бей белых

Казус Колмановского

http://svpressa.ru/society/article/63790/

Помимо позорной зависимости учителей от начальства, эта история высветила ещё аспект. Когда учитель готов отстаивать своё мнение в противовес общему, даже под угрозой – увольнение – это наследие и последействие советской эпохи. Тогда – и только тогда – правда ценилась выше настроения, и все уважали людей, готовых переть против рожна, разъяснять, просвещать и пр. Сейчас, напротив, уважают конформных и успешных – как в развитых странах.

Не случайно американка пишет, что в этой истории нет ничего для них необычного. Если дирекция решит, что выражение гражданской позиции за пределами школы её «подставляет» вводя в клинч с настроениями местного сообщества, учителя выбросят и это норма. Работодатель властен над позицией работника, особенно расходящейся с общей идеологией, отнюдь не только на рабочем месте, но и за его чертой, бо хлыст безработицы не спрячешь.

А если вдруг настроения сменятся на противоположные, то опасно будет уже пойти против «толерантности». И этот конформизм,  против которого не никшни – капиталистическая реальность. Советские ценности (идущие от идеалов Просвещения) были строго противоположны – и настолько сильны, что на них до сих пор паразитирует либеральная публика, растрачивая их, что естественно, на несущественные проблемы.

Клином красным бей белых

Р.Конквест и Тэтчер

Оригинал взят у i_grappa в Р.Конквест и Тэтчер
Роберт Конквест, известный нам по книгам "Жатва скорби" и "Большой Террор", работал после ВМВ вплоть до 1956-го года в отделе Форин Офиса, занимавшемся черной пропагандой - об этом этапе его жизни уже написано-перенаписано.

Менее известным является тот факт, что в 1975-1976 Конквест был советником Маргарет Тэтчер, которая были избрана главой британских консерваторов. Напомню, что в тот год имела место политика разрядки и некоторые уже говорили о том, что Холодная война подходит к концу (Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, Союз-Апполон и т.п.). Сама Тэтчер занимала тогда антисоветскую, но вполне умеренную позицию (см., например, её речь от 26 июля 1975 года, где она хоть и осуждает Советский Союз за агрессивность, но в результате призывает за всё хорошее и против всего плохого; в других речах лета-зимы 1975-го года она вполне умеренно отзывалась о разрядке (что-то типа "мы-то за разрядку, но будем внимательно следить за советскими кознями").

История эта темная - якобы Конквест сам попросился в советники к Тэтчер. В любом случае, он в течение нескольких месяцев курировал советское направление обучения нового лидера консерваторов, "натаскивая" её по всем профильным вопросам. Более того, как указывают современные исследователи, взгляды Конквеста на советский строй (а также взгляды еще двух лиц - Александра Солженицина и Алека Дугласа Хоума, одного из ведущих консерваторов 1950-70-х годов) определили образ мышления будущей "Железной Леди". Какими были взгляды Конквеста на советский строй можно представить, глянув на перечень книг, изданных им к середине 1970-х.

Именно Конквест стал автором знаменитой речи "Проснись, Британия!" (непонятно, зачем было выбирать такое довольно неоднозначное название, которое напоминает лозунг "Deutschland erwache!", использовавшийся во время предвыборных кампаний нацистов - но это так, лирическое отступление), которую Тэтчер произнесла в Лондоне 19 января 1976-го года, обрушившись на СССР, социалистов и лейбористов с грандиозной критикой и угрозами. Эта речь произвела настолько мощный эффект, что вызвала ответ "Красной Звезды" (24 января), где Тэтчер назвали "Железной дамой". Это было переведно в Таймс 25 января на английский язык как Iron Lady и так понравилось Тэтчер и её команде, что тут же было подхвачено в качестве ими в качестве прозвища - уже 31 января Тэтчер называла себя Iron Lady. Из английского языка термин перевели обратно на русский уже как "Железная леди".

Сама же речь фактически, заложила "программу" Тэтчер в отношениях с СССР на посту Премьера - "никакой разрядки, будем воевать до победы".