?

Log in

No account? Create an account
Буковский как Брейвик, и мысли по поводу - Обсуждение коммунистической перспективы — LiveJournal
August 20th, 2011
07:13 pm

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Буковский как Брейвик, и мысли по поводу
«Под маской политкорректности скрывает свою злобу вариант марксизма, сказал диссидент» - аж в 2007 году.


Вообще это майнстримное мнение правых, которое Брейвик усвоил и претворил в действие. Не зря те из защитников "традиционных ценностей", кто честен и искренен, признали его программу разумной и правильной, тем более что у них самих точно такая же.
"Скоты устроили шабаш, мол, "Норвегия заслужила, так ей и надо". Ну, с выродков что возьмешь, они с просветленными лицами поют во всенощную "блажен кто разобьет головы младенцев их о камень". Нашелся, который разбил - ему сразу же почет и уважение".





Другой важный момент, на который не обратили внимания - роль религии (точней, сильной и  искренней веры в бога, в рай, и т.п.) в появлении таких вот субъектов, готовых бестрепетно убивать людей невинных и непричастных, виновных лишь в том, что согласно воззреньям убийцы они покусились на нечто святое.
Собственно, ещё 2 года назад известный специалист по массовой психологии (в СССР - спец по психологической войне, знающий о чём говорит) Акоп Погосович Назаретян писал, что всякая сильная и искренняя вера есть необходимое условие подготовки террористов, задача которых убить не персонально политического противника, виновных в том - то и том-то, а массу гражданских лиц из "вражеской" группы.


"Я много десятилетий изучаю политические технологии, имею опыт практической работы в разных странах и как профессиональный психолог готов утверждать следующее. Если перед нами не ряженый, не политик-конъюнктурщик, «пиарящий» себя со свечкой перед телекамерами на потребу
доверчивым избирателям, и не философ-доброхот с рассуждениями о «трансцендентальных силах», а человек, буквально верящий в загробный мир, то при определённых условиях

превратить его в живую бомбу – технологически элементарная задача.
В этом отношении различия между иудаизмом, христианством, исламом и прочими религиями второстепенны. В какого именно из Богов, в которую из Книг и райских картин человек свято верит – всё это имеет значение исключительно с точки зрения подбора реперных точек для манипуляции. Субъект, накачанный возвышающей мотивацией священной войны и нацеленный на скорое перемещение в мир иной (например, для воссоединения с любимым и т.д.), в ожидании смертной муки испытывает эмоциональный восторг предвкушения подобно собачке в эксперименте Ерофеевой. Предвкушение окрашивает в цвета истерической радости предстоящий разрыв тела взрывчаткой или, скажем, голодным львом, а жизнь пары десятков неверных – вполне заслуженная ими плата за вечное счастье «шахида».
Дополнительная накачка химическими наркотиками для окончательного блокирования инстинкта самосохранения (на что любят ссылаться комментаторы) – всего лишь вспомогательная деталь на завершающем этапе операции
".





Статья вызвала массу возражений; мол как же так, мол, "подобным образом убивают лишь дикари-мусульмане или индусы", хотя хорошо известно, что протестантский фундаментализм предшествовал исламскому, во многом и был моделью, и соответствующие фанатики в США убивают столь же охотно. И то, что в христианском мире подобное происходит пореже и/или собирает поменьше жертв, связано не с какой-то особой гуманностью христианства по сравнению с другими мировыми религиями, а именно и только с Просвещением и следующим за ним "веком революций", от Французской до Русской и Кубинской, когда "гадину" если не "раздавили", но "придавили", и ядовитые зубы частично повыдергали, но сейчас в связи с вползанием в "новое средневековье" они вновь начинают отрастать.
А страны ислама и индуизма не прошли собственного Просвещения - отсюда и результат. На деле всякая сильная-искренняя вера в бога, не обезвреженная научным знанием или прогрессивными общественными идеалами ("Свобода, равенство, братство" и всё необходимое для их реализации в жизни) немедленно и властно побуждает гннать и убивать "чужаков", просто потому что религиозные споры не разрешаются рационально, религия - это не знание и опыт, а предрассудок, поэтому спор разрешим тоглько через силу, кровь, вмешательство светской власти или "улицы" и пр. - в отличие от научных споров.
Соответственно, религия выступает естественным наилучшим "закрепителем" всякой межгруповой вражды - национальной, расовой, и т.п., превращая  её из ситуативной в вечную; если социальный или политический конфликт .остановм, разрешим на рациональнеой основе, то религиозная ненависть - нет, также как национальная "на религиозной подкладке". В т.ч. потому, что "на любую, даже самую грязную, но эмоциональную пропаганду поддаются самые чистые и честные. И это не зависит ни от времени, ни от самой пропагандируемой идеи", а религиозность, усиливая некритичность сознания, резко увеличивает вероятность "попасться".
И, конечно, история с Брейвиком - сигнал безусловной неадекватности политики евролевых в той её части, против которой протестовали Коммари и аз грешный. Они раз за разом упорно не замечали, что исламизм - это точно такое же правое (местами вплоть до фашистского) течение, только в другой культуре, как и те правые консерваторы и правые радикалы, которые им противостояли на местах. Они выступали в защиту ислама до или вместо защиты дискриминируемых (и преследуемых расистами) гастарбайтеров, чем предавали собственные идеалы, связанные с социальным прогрессом. Ведь ислам - религия, а всякая защита религии идёт на пользу лишь богатым в соответствующей общине, чтобы тем было удобней эксплуатировать единоверцев, крепче отгораживать их от современности и от прогрессивных теорий (того же марксизма), предавали сторонников социального освобождения в этой среде.
Получалось, что правым консерваторам-ксенофобам на политической арене противостояли леволиберальные ксенофилы, тогда как проблема была в сносе искусственной стены, делящей немцев, голландцев, норвежцев разного происхождения и цвета кожи на "своих" и "чужих". И в строительство этой разделительной стены (исключающей совместную классовую борьбу угнетённых и распространение прогрессивных социальных теорий в страны, откуда они прибыли) "левая" защита ислама и/или "национально-освободительных движений" в странах 3-его мира внесла такой же, если не бльший вклад, чем защита "традиционных ценностей иудо-христианской цивилизации" справа. Не случайно спор тех и других уже давно идёт о культуре, а не о капитализме, а значит, вполне безопасен для последнего.
Так что левым "после Брейвка" надо меняться или, точней, возращаться к первоначальным идеалам, которые были преданы или, в лучшем случае, находились в забвении.
В социальной сфере - от поддержки "угнетённой этничности" возращаться к поддержке общественного прогресса,в том числе в странах "периферии", ныне эксплуатируемые мировым капиталом через посредство победивших национально-освободительных движений, ставящих на неотрадиционализм. Все люди равны, а общества - нет, и единственное лекарство от угнетения - общественный прогресс, несовместимый с традицией (традиционным обществом) и на Западе, и на Востоке. Критерии прогресса просты и очевидны (перечисляю в порядке "от либеральных к социалистическим"): 1) отделение церкви от государства и школы от церкви, свобода научного и атеистического просвещения масс; 2) права профсоюзов и др. классовых организаций, связанные с ней политические свободы (союзов, собраний, шествий, слова и пр.); 3) освобождение женщины, возможность самостоятельного и независимого участия женщин (или нацменьшинств) в соотв. организациях и в политической жизни; 4) свобода коммунистической и анархистской деятельности.
В сфере культуры - уметь различать прогрессивное и реакционное, отстаивать первое и давить второе, в первую очередь национальные и религиозные предрассудки (как минимум давать пример собственной неподверженности им).




Без этого "возращения к истокам"  левые окажутся отсечены от ширнармасс трудящегося населения, что коренных жителей, уже отдающих голоса правым, что мигрантов и гастарбайтеров (которых окучиваюти собственные националисты и муллы), и будут зажаты "в гетто" ВУЗовских преподавателей, студентов, и прочих "интелей". Виноватой же в этом будет не "толерантность-политкорректность" либералов, а отказ левых от собственной идеологии социального освобождения и прогресса.
Некогда т.Сталин на вопрос, какой уклон опаснее, левый или правый, отвечал - тот с которым перестали бороться. Чтобы Европа вновь рождала революционеров вместо Брейвиков, левым следует перестать быть "слепыми на один глаз" и противостоять правоконсервативной традиции, маркированной именем Аллаха или Шивы с тем же умом, силой, и язвительностью, с какой они противостоят  аналогичной традиции, маркированной именем Христа. Не потому, что один бог лучше другого (все четверо стоят друг друга); как знамя или иной символ собирает людей и заставляет действовать в направлении защиты собственности, традиционного уклада жизни, пресмыкания слабого перед сильным, бедного перед богатым, и конечно же, разжигания ненависти к чужакам. На почве соответсвующей традиции "левые", прогрессивные способы решения общественных проблем будут всегда проигрывать реакционным, опирающимся на традицию: это хорошо видно в истории Иранской революции, да и потом повторялось не раз.
Единственный выход для общественного прогресса - переход от традиционного общества к современному, от иррациональной политической культуры - к рациональной, который в обществах "периферии" не завершился и до сих пор, в т.ч. потому что искусственно тормозится "центром" ("правые" империалистические страны при этом поддерживают прозападные режимы вроде мубараковского, а "левые" типа Швеции-Норвегии - победившие или борющиеся национально-освободительные движения, те и другие работают на один - неотрадиционашлистический - результат). .

Tags: , , , , , ,

(Leave a comment)

Powered by LiveJournal.com