Филимонов Василий Савельевич (wsf1917) wrote,
Филимонов Василий Савельевич
wsf1917

Category:

Гопники, капитализм и мысли по поводу

«— Зачем маркетологу гопники?

 — Это довольно большой сегмент населения, на который не обращают внимания ни социологи, ни маркетологи. Западные компании действуют согласно представлениям главных офисов, поэтому они не задумываются о существовании каких-то особенных специфических российских социальных реалий. Так что пока никаких удачных социологических попыток осознать это явление не было.

 — Основная масса жителей России — гопники?

— Возможно. Это большая часть среднего класса. В своей статье я пишу, что это не совсем гопники, а, как я их называю, полугопы. Гопников можно разделить на три части — уголовники, пролетарии и мелкие предприниматели. Это разнообразные «побоюлы», сотрудники автосервисов, иногда менеджеры среднего звена в компаниях, которые управляются бывшими «красными пиджаками», и прочие. Вот их я называю полугопами. И таких людей много. Это довольно весомая часть среднего класса. Они совершенно не похожи на тех, кого принято считать целевой аудиторией. Тех, кого называют яппи.

— Вы рисовали политиков, а теперь все чаще гопников. Откуда у вас к ним интерес?

 — Политики и гопники — это и есть народ. Гопник, который идет по одной дорожке, остается гопником, а по другой — становится политиком. То есть если гопника хорошо кормить, обувать, одевать, не давать много пить, вывозить на курорты — получится политик. То есть они все из одного двора, из одного подъезда.

 — А вы когда в последний раз сталкивались с гопотой?

 — В детстве я жил около метро «Аэропорт». Такие махровые рабочие кварталы. Собирались по шестьсот человек и ездили в Дедовск мочить местных. Правда, это было чуть раньше, а то, что я уже застал, — двор на двор. Такие серьезные сражения с участием нескольких десятков человек.

 — Вы в этом тоже участвовали?

 — Старался не участвовать. Я жутко трусливый был. В боевых действиях принимали участие те, кто сейчас называется реальными пацанами. Я помню, что когда возвращался из школы, то нужно было идти определенной дорогой. Было важно обойти некоторые дворы стороной. Я, например, жил во дворе, который назывался «Молочка»: у нас был молочный магазин. А еще были «Дедовский» и «Отцовский». Вот это я до сих пор не знаю — почему они так назывались. В общем, через «не свои» дворы ходить было нельзя. Так что я эту среду очень хорошо знаю, именно поэтому пытался ее после 19 лет избегать.

 — А каковы главные характеристики гопников? Откуда они вообще взялись?

 — Я же говорю — это и есть народ. Некрасов еще про них писал — крестьяне в XIX веке были точно такими же. У Чехова есть рассказ «Злоумышленник» — о том, как гайки отвернули на железной дороге. Ведь нет никакого такого народа — есть гопота, они же местные. И западники — те, кто считает, что это неправильно. Но таких очень мало. Россия на 90 процентов состоит из гопников. Главная их характеристика: они считают, что любая проблема может быть решена при помощи грубой физической силы. Люди, которые делят мир на своих и чужих. И друзей у них тоже нет. Все, кого они называют своими, становятся братьями. Это родственники. То есть если я с тобой дружу — то ты мне сразу же братом становишься. Это такие детские отношения. Вот мой 9-летний сын ищет во всех родственников. Для него это самое главное — если родственник, то, значит, свой.

— Выходит, что полугопы — это полстраны. В городах с населением сто-двести тысяч человек вы не найдете никаких яппи. А потребление и там растет.

— Да, это полугопы. Не пролетарии, не уголовники, не дворовая шпана. Может быть, это бывшая шпана, но не пошедшая в криминал. Это люди, занимающиеся серым бизнесом. Бизнесом, соприкасающимся с криминальной средой. А почти весь бизнес в провинции именно такой. Стратегии карьерного продвижения полугопов очень простые и совсем не похожи на то, к чему мы привыкли. Для этого не надо получать какое-то образование или опыт. Здесь все не так. Грубо говоря, если кто-то из них поднимается, то потом он подтягивает к себе своих же пацанов. Причем это все люди, которые были шпаной из одного двора. И это и есть главный принцип отбора. То есть социальные сети создаются не на основе таких понятий, как знание, эффективность, а по принципу лояльности и объединения одним прошлым.

И самое главное:

— Чем отличаются наши гопники от западных?

- Там есть футбольные фанаты, скинхеды и прочие. Но это явление городских гетто, неблагополучных районов. То есть это маргинальная культура. И если брать гопников как уличную шпану — то это тоже маргинальное явление. Но полугопы — это другое. Это массовое явления — замес сознания уличной шпаны и менеджера среднего звена. То есть на Западе нет в среднем классе огромного количества людей, чья ментальность была бы замешена на ментальности рэпера или футбольного фаната. А у нас сознание огромного количества людей базируется на мировоззрении гопника. То есть там, если человек вышел из такой тусовки, то он пытается расстаться с прошлым, отказаться от него. А у нас это часть идентичности, народ не может и рефлексировать на эту тему, он просто этим живет.

Cобственно, это очевидная вещь для любого человека, который не связан с криминальной средой, но вынужден постоянно её наблюдать вокруг и соприкасаться с ней. То есть для любого человека из абсолютного меньшинства. А большинство живёт в этой среде, как рыбы в воде - и просто её не замечает, считая нормой жизни.

К чему потом вопить о несознательности населения, о том, что народишко так и мечтает лизнуть начальственную задницу - это же естественное следствие раз и навсегда закрепившегося в голове мировоззрения: мир делится на тех, кто сидит и соблюдает режим, и тех, кто охраняет и этот режим составляет. Они так мыслят. Они этим довольны. Они одновременно со слезой в глазах рассказывают о воле-волюшке о свободной западной жизни - и при этом просто не мыслят своей жизни вне тюрьмы, ибо в ней и жизнь, и друзья, и прошлое, и будущее... Они во всех возрастах слушают шансон и рэп, общаются на тюремном языке и просто-таки молятся на тюремные законы. Их дико пугает даже мысль о том, что законы могут отличаться от тюремных. Они кажутся им или "слишком вольными" (это когда им на прогулку можно ходить не по расписанию) или "слишком строгими" (это когда им говорят, что больше по-привычке нельзя устраивать парашу в камере, а нужно ходить в туалет).

Ну а для охраны, понятно, заключенные вообще не люди никакие, но заключенные с этим полностью согласны. А недавно начальник тюрьмы сменился, все одобрили - а как же не одобрить-то?

И этот образ мысли и крутится, и крутится, и воспроизводится без конца, и детишки из начальных классов сидят в подъезде на корточках в вязаных шапочках сдвинутых на затылки, и жрут эти проклятые семки, и этому нет никакого конца, потому что даже если их всех убить, то с нуля выстроится такая же иерархия, поскольку это же животная иерархия и законы стаи, инстинктивные, они сами собой появляются, и только в нашем государстве-тюрьме сделали закон джунглей официальным законом.

http://www.afisha.ru/article/gopstop/

P.S. Ну насчёт «гопники – это и есть народ», тезисы про крестьян и Некрасова -  типичная попытка валить с больной головы на здолровую. Но главное автор уцепил верно - именно гопники у нас – та часть народа, которая максимально рыночна, надежда и опора либеральных реформ. Именно они представляют у нас ту массу атомизированных и эгоистических индивидов со зверино-рыночными инстинктами, на которой покоится всякий капитализм. Другие – то в рыночных индивидов никак не могут превратиться вполне, как их не побуждают к этому, гуманизм и универсализм советского наследия не пущает (почему его и стремятся разрушить). Я сейчас говорю именно о социальных низах и массах, не об образованном сословии и не о верхах (последних совсем не знаю). Ведь именно они предпочитают изворачиваться, воруя и беря взятки, но не бастовать и не выходить на демонстрации, и эта поддержка «молчаливого большинства» для режима важней всех телеканалов вместе взятых.

А у гопников всё правильно. Их отношение к людям, к жизни, и к себе самому именно такое, без которого капитализм не построишь. И не надо кивать, что оно, мол выходит тюремно-грязное, капитализм и есть тюрьма, только в западных странах хорошо организованная и неплохо подкрашенная – за наш счёт. А у нас не Запад, и ихнее «каждый за себя, а бог за всех» у нас превращается в «умри ты сегодня, а я завтра».

Собственно, положительное отношение к «своему», культивирование слова и собственности уголовникам и полууголовникам было свойственно всегда. Ещё Влас  Дорошевич, изучая нравы уголовного мира на Сахалине, специально отметил, что основной принцип жизни уголовников такой: каждый должен заботиться о себе, своем процветании, не не думать о других (слова "умри ты сегодня, а я завтра" родились именно тогда). Это – откровенно неолиберальная догма, просто в начале XX в. понятия «неолиберализм» еще не было, и такое поведение в приличном обществе, в отличие от сегодняшнего дня, считалось постыдным. И, конечно, уголовник должен жёстко следовать воровскому закону, дискриминирующему честных людей, что на неолиберализм похоже ещё больше.

Собственно, уголовник, преступник  отличается именно тем, что слово и собственность, всё то что «моё» он ставит выше человека и человечности. Он переступает эту черту, а человек – нет, также как и либерал.

Какой человеческий тип противоположен гопнику? Думаю, труженики советского времени, рабочие, инженеры, учёные, - все те, кого тогда оскорбительно называли «совок». Собственно, это слово и родилось из раздражения в адрес тех, кто горел на работе, о стране думал больше, чем о себе и своей жизнью реализовывал всё то светлое, гуманистическое и товарищеское что связано с коммунизмом. И, соответственно,  эмпирически доказывал осуществимость коммунистической жизни, здесь и сейчас,- и понятно, кого это всё раздражало – фарцовщиков, торгашей и диссидентуру. Раздражение перешло в ненависть с тем оттенком превосходства барыги над честным трудягой, и выкристаллизовалось в слове «совок».

 «Совком» же именовался строй, при котором труженикам жилось лучше, честней и свободней, чем пустобрёхом и спекулянтам, - что и было претензией последних.

И очень жаль, что мы, советские, вместо того, чтобы оскорбляться, не обернули слово «совок» против буржуафильской нечисти, как голландцы вернули угнетателям кличку «гёз» (нищий, оборванец). Совком ведь можно (и должно) выбрасывать   всякий мусор из страны, отходы её душевной жизни. Как  писали в 1922-м «Пусть убираются за черту, в тот лагерь содержанства, к которому они по праву принадлежат со своей эстетикой философией и религией». Вот этот не выброшенный сор из избы медленно отравлял наше общество, а гопники – просто продукты распада.

 

Tags: РФ, СССР, капитализм, коммунизм, общество, угнетение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments